Почему загорелись военные склады, почему нарушили все правила и отправили в опасную зону пожарных, почему военные не остановили людей, которые шли на верную гибель, почему они сами покинули территорию… Вопросов множество – ответов пока нет. Скупые сведения поступают из больниц, где восстанавливают здоровье пострадавшие, но пока короткие интервью пожарных не дают возможности представить и понять, как произошло то, что никогда и никак не могло произойти – пожар, взрывы, погибшие…

Собственный корреспондент Orda.kz Исламбек Дастан после трагедии разговаривал со спасателями и военными, жителями и врачами. Ему удалось встретиться с пострадавшими и с теми, кто сейчас оплакивает погибших, но понять, почему случилось ЧП, пока не удаётся.

Серию материалов о трагедии под Таразом продолжает интервью с начальником управления Главной инспекции Министерства обороны РК полковником Жумабеком Хасеновым.

ЧП под Таразом - интервью Orda.kz с начальником из Минобороны
Фото Дины Мухариновой

Жумабек Хасенович, когда вы прибыли на место взрыва?

     — Сразу после приказа заместителя министра обороны. Уже в 21:30 мы отправились на военном самолёте в Тараз. Прибыли на место происшествия в 23:30. С тех пор здесь работаем.

Если поразмышлять о случившемся, в 18:00 – смена караула, удалось выяснить, сколько военнослужащих было в части перед взрывом?

    — В этой части более 70 военнослужащих – офицеры и рядовые солдаты. Первым в 18:45 увидел дым дежурный на третьем посту и доложил начальнику караула по воинской дисциплине. С этого времени всё и началось. У нас есть своя пожарная команда, которая работает круглосуточно. Ребята во главе с офицером выезжали на место происшествия и выполняли все противопожарные работы. В это время оперативно прибыли пожарные МЧС города Тараз и Байзака. За 15-20 минут все силы были собраны. Здесь все наши солдаты и офицеры думали о народе, разбирались в ситуации и тушили пожар. На место происшествия прибыло 18-19 пожарных машин и более 40 сотрудников ЧС. У нас есть две пожарные машины (ГПМ). Всё работало в полную силу.

После пожара техника осталась в рабочем состоянии?

 К сожалению, вся техника, прибывшая на место происшествия, вышла из строя. Всё было разрушено и сожжено. Вы же видите в социальных сетях – есть видео, фото. Понятно же, какой силы был взрыв.

Известно, что в части как раз в это время проводили военную игру. На такие мероприятия обычно приглашают гостей и руководство. Хотелось бы понять, сколько всё-таки было посторонних на территории?

 — В это время в Таразском гарнизоне находился генерал-майор Каракулов Кайдар Самитович. Через 10-15 минут после начала пожара он тоже прибыл на место ЧП. Здесь погиб первый заместитель командира майор Алимбеков Саят. Другие заместители командира находятся в больнице с тяжёлыми травмами.

Все присутствующие — заместители Каракулова?

     — Эта воинская часть относится к Южному региональному командованию, командующий — генерал-майор Каракулов. А Алимбеков Саят был заместителем командира этой воинской части.

ЧП под Таразом - интервью Orda.kz с начальником из Минобороны
На фото news.myseldon.com генерал-майор Кайдар Каракулов

Сколько человек пострадали, сколько погибли? Есть точные данные?

— Пострадали многие, погибли 15 человек. Ищем тело Дауытбаева Бауыржана. Там случилось так, что три-четыре парня закончили работу и отправились домой. По дороге услышали о ЧП. Вернулись. …И погибли.

Можете о них рассказать?

     — Сейчас я не могу назвать имена. Среди них Даутбаев Бауыржан и Надирбеков Еркин. Это то, что я знаю точно. Говорить о том, в чём не уверен, не буду.

Почему пожарные жаловались на то, что их не предупредили о взрывчатых веществах? Кто мог им сказать, что взрывов не будет?

— Никто не мог. В этой воинской части 14 складов с боеприпасами. Недавно здесь провели учения, в которых принимали участие пожарные этой воинской части и сотрудники ДЧС. Был чёткий план, который разрабатывали специалисты. Все это знали, и о рисках тоже. Если носишь погоны, надо быть готовым к такому. Перед каждым складом стоит знак, видели? Перед каждым складом висели таблички, что там есть взрывоопасные вещества. Я говорю, что люди, которые рисковали, — герои и патриоты нашей страны. Осознавая всю опасность, они выполняли свои прямые обязанности. И, конечно, они стремились сохранить склад, жилые дома, село, учреждения.

 Можно говорить о том, что с пожаром справились или есть опасность новых взрывов?

Пожар потушили, но пожарные машины до сих пор разбрызгивают воду. Всё это для того, чтобы избежать рисков. Здесь работают хорошо подготовленные 93 сапёра. Все знают, насколько это опасно. Если взрывчатое вещество детонирует, то может отбросить человека на два-три километра.  Главное — человеческая жизнь. Поэтому работы ведутся с соблюдением всех мер безопасности.

Вы сказали, что дым от первого пожара заметили со склада номер 14. В 18:45 об этом сообщил дежурный. А что хранилось на том складе?

— На этом складе хранилось большое количество тротила. Это было озвучено. Вес очень большой. Это военный объект. Мы не можем раскрыть всю информацию. Всё, что мы можем сказать, это то, что там хранился тротил. Сейчас идёт расследование, чтобы выяснить, что произошло и как.

ЧП под Таразом - интервью Orda.kz с начальником из Минобороны
Фото Дины Мухариновой

Тротил ведь не так горит…

Там не было ничего, кроме тротила. Этот тротил также не использовался много лет. Есть тротил, который хранился несколько лет. Какие там химические процессы протекают, сказать не можем. Всё это будет понятно после одного-трёх месяцев расследования. Сейчас никто не может сказать, из-за чего произошёл взрыв. Так что давайте не будем забегать вперед. На месте работают более 300 человек. Нам нужно восстановить эту часть.

Есть ли другие склады рядом с этим?

— Нет. Других складов в районе села Байзак и Кайнар нет. Только этот огромный склад. Пожар начался внутри склада.

 Сколько хранилищ на этом складе?

— 111 хранилищ. Из них только три удалось сохранить. Остальные сгорели.

 Что сохранилось?

— Не могу сказать. Здесь хранились инженерные боеприпасы, танковые и противопехотные мины. Не могу сказать, что там ещё. Это секретная информация.

Что сейчас предпринимают, чтобы такие взрывы не повторялись?

     — С 26 августа работаем без выходных, днём и ночью. Такой взрыв не повторится. Всё для этого делается. На устранение таких ЧП обычно уходит до двух лет и огромные финансовые средства. В Арыси уже более двух лет идут работы. Разработан комплексный план на 2019-2024 годы. В этом же плане у каждого гарнизона есть большие склады. По сравнению с арыским — это хранилище очень маленькое.

Говорят, что в этой части не было противопожарных систем?

     — Вынужден не согласиться, потому что это старый военный склад и в нём соблюдались все условия хранения. В каждом хранилище есть 50-кубовый запас воды под землёй, новая, современная сигнализация, видеосвязь. По закону, по нашему военному уставу созданы все условия. Все произошло за 10-20 минут, взрыв достигал двух-трёх километров. Он был огромной разрушительной силы. Сейчас мы прилагаем все усилия, чтобы избежать подобных взрывов и потерь.

Интервью записал Исламбек Дастан

Когда этот материал готовили к публикации, пришло сообщение из Министерства обороны: 7 сентября в больнице Тараза из-за травм, полученных 26 августа при тушении пожара на складе боеприпасов в Жамбылской области, скончался военнослужащий войсковой части 28349 капитан Кыргызалиев Ерлан, 1983 года рождения.

Он был начальником отделения хранения боеприпасов и одним из первых приступил к работам по ликвидации возгорания.

Поделиться: