За последние три года в мире утроилось число вакансий с четырехдневной рабочей неделей, сообщает Bloomberg.

Весной прошлого года руководство крупной немецкой технологической компании Awin приняло решение сократить последний в неделе рабочий день до половины для более чем тысячи своих сотрудников. Теперь им позволено уходить домой в полдень. Спустя некоторое время выяснилось, что это небольшое изменение рабочего графика весьма положительно отразилось и на работоспособности коллектива, и на общей удовлетворенности клиентов компании.

В итоге руководством Awin было решено и вовсе отменить пятницу как рабочий день. При этом оклад сотрудников уменьшен не был. В декабре прошлого года эксперимент с четырехдневной рабочей неделей начала Unilever для своего Новозеландского подразделения. Руководство компании заявило, что в случае положительных результатов весь персонал Unilever (более 155 тысяч сотрудников) будет переведен на новый график.

Кроме того, в феврале правительство Испании инициировало запуск пилотного проекта, призванного поддерживать те компании, которые согласятся сократить рабочий график с 40 часов до 32.

Тем не менее, у четырехдневной рабочей недели есть недостатки: работник ломает голову, чем заполнить свободное время.

С тех пор, как начались разговоры о сокращении стандартной пятидневной рабочей недели, появилось не так уж много исследований о том, как люди стали бы распоряжаться своим свободным временем.

Тем не менее, призывы сократить рабочую неделю звучали и в прошлом. Они обосновывались тем, что у работников появится больше времени для отдыха, заботы о здоровье, для семьи и участия в политике.

В 1954 году немецкий политик высказывался о переходе с шестидневной рабочей на пятидневную следующим образом: «Теперь, когда у нас есть свободная суббота, есть время заняться гимнастикой, сходить в кино, театр или цирк. Мы можем поехать на мотоциклах за город и заняться садом».

Филипп Рейк отмечает, что сейчас идею о переходе на четырехдневную рабочую неделю поддерживают многие работодатели, хотя в прошлом за сокращение рабочего времени профсоюзам приходилось нелегко бороться .

По его мнению, это объясняется не тем, что бизнес стал за последние сто лет более альтруистичным, а скорее тем, что он видит в этом возможность для увеличения производительности труда.

А что если бы люди стали более социальными? Возможно, к этому их пришлось бы подтолкнуть, но могут ли люди стать более творческими, коммуникабельными, включенными в жизнь местных сообществ или в политику?

Работать и получать зарплату – не единственный способ вести активную жизнь. Например, японское понятие «икигаи» означает ощущение собственного предназначения в жизни: того, что дает стимул просыпаться по утрам.

Четырехдневная рабочая неделя становится тенденцией – Bloomberg

Опрос, проведенный среди японцев (как женщин, так и мужчин), показал, что менее трети из них отождествляют икигаи со своей работой, а для остальных это увлечения, отношения или волонтерство.

Сидеть с детьми, ухаживать за пожилыми родителями, заниматься домашними делами или общественной работой, – все это может занимать многие часы.

Сокращение объема оплачиваемой работы может освободить время и силы для внерабочей деятельности, но это не значит, что компаниям или правительствам следует сокращать финансирование отдельных секторов, полагая, что люди станут работать бесплатно.

Проекты укороченной рабочей недели, которые внедряются тут и там, предполагают, что дополнительное свободное время работники, получающие прежнюю зарплату, используют для самых разных видов деятельности: от игры в гольф до волонтерства в домах престарелых.

Александра Хартнелл, специалист по маркетингу и коммуникациям из Лондона, обнаружила, что быть фрилансером ей комфортнее, и решила работать не больше четырех дней в неделю.

Теперь она посвящает полдня в неделю волонтерской работе для фонда сохранения Галапагосских островов. Отчасти это связано с ее личными качествами: ей нравится быть активной.

Но она признает, что ее волонтерская работа возможна лишь благодаря финансовой стабильности.

Четырехдневная рабочая неделя становится тенденцией – Bloomberg

Филипп Рейк, историк труда из Еврейского университета Иерусалима, обращает внимание, что четырехдневная рабочая неделя может быть хороша для высокооплачиваемых профессионалов вроде Александры Хартнелл, но – за счет низкоквалифицированных работников, которым нужно больше работы.

Для многих людей без постоянной работы, получающих низкую зарплату или имеющих сомнительные пенсионные перспективы, вопрос, как распорядиться свободным временем, может выглядеть непозволительной роскошью.

Само понятие свободного времени для них может быть чем-то фантастическим, поскольку они постоянно ищут способы заработать себе на пропитание.

Решить эту проблему можно было бы, если бы общество договорилось, что, например, 28-часовая, а не 40-часовая рабочая неделя – новый стандарт, и должна оплачиваться достойно, говорит Рейк.

— Но учитывая, насколько распространена частичная занятость, я сомневаюсь, что такой консенсус будет достигнут в обозримом будущем, говорит ученый.

В дискуссиях о сокращении рабочей недели следует исходить из того, что достойный уровень жизни должен быть у всех. Этого можно достичь посредством безусловного базового дохода, повышения минимальных зарплат или сохранения прежних при переводе на меньшее количество рабочего времени.

Четырехдневная рабочая неделя становится тенденцией – Bloomberg

Перемены в понимании работы – хороший повод проявить немного воображения.

Сарат Давала, индийский социолог и заместитель председателя некоммерческой организации, продвигающий идею введения безусловного базового дохода, считает, что миру нужны более широкие подходы к тому, что считать успехом и благополучием.

В пример он приводит индекс валового национального счастья в Бутане (измеряет уровень удовлетворенности жизнью среди населения) и «бюджет благополучия» в Новой Зеландии (деньги выделяются на борьбу с детской бедностью, домашним насилием и работу над проблемами психического здоровья граждан).

В одной из индийских деревень Давала инициировал проект, в рамках которого жители одалживают друг другу деньги, чтобы не связываться с микрокредитами, и совместно собирают средства по особым случаям. Например, на свадьбы.

— Будущее определенно непредсказуемо, говорит Давала.

Имеет смысл подумать о том, придется ли в будущем проводить больше времени в офисе или, скажем, разводить кроликов.

Поделиться: