16 декабря в Алматы прошел очередной митинг. Правоохранительные органы применили необычные способы сдерживания – женская бригада и «кеттлинг». Что это значит и чего ждать в будущем, разбиралась ORDA.

В День Независимости в Алматы прошел несанкционированный митинг, анонсированный незарегистрированной Демократической партией Жанболата Мамая и движением «Оян Казахстан». На нем сотрудники специальных подразделений снова применили метод сдерживания «кеттлинг» («взятие в котел»). СОБР взяли активистов в кольцо и удерживали на протяжении трех часов.

Большой брат и женский взвод: новые меры полиции против митингующих

Данный метод описан в руководстве ОБСЕ от 2017 года «Права человека и обеспечение правопорядка во время публичных собраний».

«Одним из наиболее спорных методов, используемых полицией, является удерживание протестующих на небольшом пространстве в течение длительного периода времени (kettling)».

В руководстве сказано, что этот метод используется, чтобы «ограничить движение группы лиц, использующих насилие или чтобы противостоять неотвратимой угрозе массовых беспорядков или нанесения серьезного материального ущерба имуществу». ОБСЕ отмечает, что митингующих должны уведомить о причинах и вероятной продолжительности удерживания. Им должны дать возможность удовлетворить базовые физические потребности, чего в случае 16 декабря сделано не было. Казахстанские активисты стояли на морозе, пытаясь согреться, прыгая и танцуя.

Правозащитник, директор Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности Евгений Жовтис прокомментировал примененный на митинге 16 декабря метод «кеттлинг».

«Этот метод хорошо известен, упоминается в ряде международных документов. Он подразумевает создание специальных «загонов» для участников мирных собраний из металлических загородок, цепей из полицейских и т.д. Происходит явная стигматизация: людей выставляют как представляющих угрозу, как «врагов народа» или даже «восставших». Этот метод оправдан лишь в целях безопасности: когда митингующих, выражающих взгляды, к которым общество враждебно, полицейские защищают от толпы. В других случаях с точки зрения международного права этот метод не может применяться.

В случае митинга 16 декабря никакого оправдания для этого метода нет.

Большой брат и женский взвод: новые меры полиции против митингующих

Правозащитница Татьяна Чернобиль на своей странице в Facebook прокомментировала метод сдерживания митингующих.

«Насколько это щадящий способ, сложно сказать. Когда людей удерживают в полицейских участках после доставления, там хоть тепло, есть туалет, вода, можно присесть. Тут же всё было по-жёсткому. Уйти из круга никто не мог, на улице было сыро и холодно (жуткое сочетание), воды не давали, в туалет не выпускали. Со временем людей стали по одному выпускать, кого в туалет, кого так. Самые стойкие держались до конца».

«Пошёл третий час такой осады мирных собраний властями города. По закону это незаконное задержание (arbitrary detention)».

Женский взвод

Другим интересным нюансом на митинге стало появление женщин-сотрудниц СОБР, которые перекрыли движение активистам «Оян Казахстан». Только через четыре – пять минут появились силовики-мужчины. Напомним, женский взвод, состоящий в том числе из именитых спортсменок, появился в прошлом году в отряде быстрого реагирования на базе СОБРа. О том, почему первыми на площади появились женщины, рассказал Евгений Жовтис.

«Во-первых, женщины вышли, потому что маловероятно, что кто-то из протестующих будет драться с женщинами. Во-вторых, это некоторое выравнивание по гендерному принципу: если раньше у нас митингующих женщин арестовывали мужчины, то теперь, видимо, против протестующих женщин могут быть использованы женщины-сотрудницы правоохранительных органов.

Но в целом, СОБРу и другим специальным подразделениям полиции на мирных митингах нечего делать. В этом нет никакого смысла, это нарушает международные стандарты.

Это провокационные действия, ведь у людей нет враждебных намерений. Они мирно хотят выразить свое мнение. Спецслужбы должны появляться только в том случае, когда есть насилие и беспорядки».

Большой брат и женский взвод: новые меры полиции против митингующих

Большой брат следит за тобой

20 декабря на сайте госзакупок был объявлен лот на установку видеокамер для наблюдения за митингами на Площади Славы в Бухар-Жырауском районе Карагандинской области. Стоимость лота – 2 млн 232 тысячи тенге, заказчик – Дом культуры «Бухар жырау». Техническое описание лота требует установки 16 камер, которые должны идентифицировать человека в людном месте.

В ноябре акимат города Балхаш также разместил лот на сайте госзакупок на установление устройств, обеспечивающих безопасность во время митингов и демонстраций. На сумму 8,9 млн тенге компания-победитель должна поставить заборы из металла, декоративные заборы и бетонные плиты массой 3,5 т.

Как будет дальше?

Евгений Жовтис убежден, что после принятия нового закона было очевидно, что власть будет стараться демонстрировать, что митинги меньше запрещают. Это ручное политическое управление, как говорится, «своя рука владыка». По словам Жовтиса, если бы закон действовал, то не возникало бы вопроса, почему в одном случае пикеты и митинги проходят спокойно, а в другом – с задержаниями и разгоном.

Жовтис рассказал, что в будущем реакция властей на митинг зависит не от митингующих, а от политического режима.

«Если власть будет рассматривать мирные собрания как угрозу, то методы пресечения – это вопрос техники. Могут быть превентивные задержания, «кеттлинг», блокирование гражданских активистов по месту жительства, привлечение к административной ответственности или уголовные преследования. Если на политическом уровне к митингам будут относиться как к нормальной форме коммуникации между народом и властью, как в любой цивилизованной стране, тогда пресечений и жестких мер от полиции не будет. Отмечу, что я говорю о мирных митингах, не про Жанаозен, где мирный митинг перешел в «горячую» фазу, как мне представляется, в результате провокации, или стычках с полицией, что имеет место и в таких демократических государствах, как Франция или США».

Правозащитник отметил, что в Казахстане нет проблемы с культурой митингов, люди готовы спокойно выходить на мирные собрания.

«В начале девяностых наши люди собирались на старой площади в Алматы, бывали даже голодовки, и все было нормально. Наши люди принимают серьезные решения в своей жизни, а когда нужно решить, идти ли на митинг, власть определяет время, место митинга, хотя это естественное конституционное право граждан. Разговоры о недостатке культуры – это бред, отговорки. Сейчас проблема не в народе, а во власти, которая не хочет с ним общаться, в том числе и через такую форму выражения мнения, как митинги и демонстрации».

Как было раньше?

В последние годы в Казахстане участились митинги и акции протеста. В 2019 году 9 июня в день президентских выборов в стране прошла волна несанкционированных митингов, полиция силой разгоняла участников. Только в Алматы и Нур-Султане были задержаны около 500 человек. То же произошло в прошлом году в День столицы 6 июля в крупных городах Казахстана, причем в Алматы группу активистов полицейские взяли в кольцо.

А митинг 6 июня в 2020 году, первый с начала карантина, запомнился тем, что власти пытались разогнать граждан, ссылаясь на дезинфекцию.

В 2020 году был принят новый закон о мирных собраниях, согласно которому гражданам выделили специальные места для митингов, сменили разрешительный характер на уведомительный.