Депутат мажилиса парламента Динара Закиева сказала, что в стране наблюдается высокая востребованность в кризисных центрах, так как больше миллиона казахстанцев находятся в кризисном положении.

Свой подробный доклад депутат опубликовала в Facebook.

«Согласно официальным данным, сегодня около половины казахстанских семей страны нуждаются в поддержке, 1 145 100 семей находятся в кризисных условиях. Также за последние годы количество уголовных преступлений, совершенных в сфере семейно-бытовых отношений, увеличилось в более чем 2,1 раза. Например, если в 2015 году было совершено 472 таких преступления, то в 2021 году – 1022. В 2021 году была вынесено 81 тысяча защитных предписаний, органы полиции направили в кризисные центры 7000 женщин. Количество административных правонарушений, совершённых в сфере семейно-бытовых отношений в 2021 году, достигло 53 344, то есть 146 в день», – заявила Динара Закиева.

По словам депутата, именно поэтому нужно открывать кризисные центры. Они имеют большое значение для улучшения социального положения семей, вывода граждан из тяжёлых жизненных ситуаций, являясь эффективным инструментом профилактики и недопущения насилия в семье за счёт оказания помощи, социальной реабилитации и сопровождения.

«Но Костанайская, Атырауская, Жамбылская, Кызылординская, Павлодарская, Туркестанская, Карагандинская, Западно-Казахстанская области, Нур-Султан и Шымкент открытие центров в каждом районе не считают необходимым, что удивило членов совета, учитывая количество семей в ТЖС, уровень насилия именно в этих регионах», – отметила депутат.

Закиева сообщила, что в Туркестанской области на более чем 2 млн человек всего два кризисных центра. И это учитывая то, что из 599 тысяч семей 130 тысяч находятся в кризисе, за пять месяцев этого года рост уголовных преступлений в семейно-бытовой сфере составил 33 %. В области 836 сёл в разной отдалённости. От села Жетсысай до Туркестана – пять с половиной часов езды.

«Например, год назад учительница из села Жетысай совершила самоубийство из-за постоянных избиений дома, суд доказал истязания и доведение до самоубийства со стороны мужа. Все это – результат неоказанной помощи женщине. Возможно, она попросту не знала, куда идти, где можно получить помощь ей с тремя детьми. При всем этом область в отчёте сообщает, что открывать центр не планирует», – рассказала она.

О статусе реализации задачи по открытию центров по поддержке семьи в каждом районе рассказал председатель Комитета по делам молодежи и семьи МИОР Кайрат Баймульдинов. По его словам, ситуация с центрами в регионах удручающая, и есть риск неисполнения этой задачи.

«Деятельность центров осуществляется по-разному. Где-то это КГУ, а где-то работа производится НПО по госзаказу. Если говорить о процедуре госзакупок, то договоры заключаются в мае-июне, а отчёт должен быть предоставлен уже в конце ноября. Таким образом, на деятельность кризисного центра остаётся меньше полугода», – сказал он.

Заместитель председателя Национальной комиссии по делам женщин и семейно-демографической политике при президенте Салтанат Турсынбекова поделилась результатом анализа актуальности создания центров поддержки семьи. И начала с ужасающей статистики: в 2017 году в семьях были убиты 39 женщин, в 2021 их количество достигло уже 103. Также она ознакомила всех с должной структурой, алгоритмом работы и положением ЦПС.

«Сейчас некоторые будут говорить, мол, столько средств будет потрачено впустую, что мы берём какие-то практики из-за рубежа, что будем лезть в чужие семьи. Нет, все наши предложения возникли исключительно из практики, после наших поездок в самые отдалённые районы, села Казахстана, после беседы с их населением – с бабушками, дедушками, женщинами, мужчинами и детьми.

Открываемые в райцентрах центры нужны, чтобы женщина с детьми из аула могла прийти и два-три дня переждать, пережить кризис, получить первую помощь. И в случае необходимости долгого пребывания она сможет уехать уже в кризисный центр областного уровня.

Презентуя модель работы приютов фонда ЧФ «Коргау-Астана», Анна Рыль, председатель фонда и эксперт по помощи женщинам и детям, жертвам бытового насилия, сказала, что по мировым стандартам на миллионный город должно быть предусмотрено как минимум 100 кризисных мест.

Координатор контакт-центра «Экстренная служба 111» при партии Amanat Гульсум Жиенова отметила, что к ним за помощью обращаются вне зависимости от возраста, образования и социального положения, и привела несколько примеров обращения:

«Позвонила 32-летняя учительница, которая вот уже 10 лет терпит побои со стороны супруга. Она стыдилась рассказать об этом родственникам и друзьям. Ей было некомфортно идти в полицию, чтобы написать заявление, с синяками на лице. Тогда она поделилась мыслью, что если бы в её городе был центр, куда она могла бы обратиться, там же написать заявление, получить психологическую и юридическую помощь, то она бы незамедлительно туда пошла».

Следующая проблема, поднятая общественниками, – это отсутствие единого органа, ответственного за укрепление института семьи и помощи семьям. Ответственность за открытие центров по поддержке семьи, разрешение семейных конфликтов и предоставление временного проживания женщинам с детьми несёт министерство информации и общественного развития, так как именно оно реализует государственную молодежную и семейную политику в лице Комитета по делам молодежи и семьи. На местах центры по поддержке семьи «Бақытты отбасы», «Жанұя» находятся в ведении управлений внутренней политики, но в связи с тем, что в эти центры в основном обращаются люди из социально уязвимых категорий, их необходимо трудоустраивать, назначать им пособия. Эти функции сейчас в компетенции министерства труда и социальной защиты населения и их управлений.

Кроме того, сейчас 33 кризисных центра для жертв бытового насилия с временным проживанием находятся в ведении управлений социальной защиты населения, ещё 34 центра по поддержке семей – в ведении управлений внутренней политики. У МИОР РК нет подотчётных структур по вопросам семьи в регионах. Нет и бюджета на эти направления.

«Мы не раз говорили о том, что для проведения системной работы по семейной политике, укреплению института семьи, организации социальной реабилитации и помощи семьям в трудной жизненной ситуации в структуре акимата необходимо ответственное за результат звено. Ими могли бы стать управления социальной защиты, поскольку вопросы благополучия семьи тесно связаны с услугами социальной защиты населения. В связи с этим мы предложили рассмотреть возможность перевода Комитета по семье из МИОР в Минтруда», – отметила Динара Закиева.

Помощь по направлению в кризисный центр, консультацию, а также всю остальную информацию о центрах по поддержке семьи, разрешению семейных конфликтов и предоставлению временного проживания женщинам с детьми можно получить в контакт-центре «Экстренная служба 111», позвонив по номеру 111.

Контакт-центр открыт для того, чтобы дети и взрослые могли обращаться за помощью, когда нуждаются в ней сами, сообщать о семье, находящейся в трудной жизненной ситуации, о случаях семейно-бытового насилия, о нарушении прав детей и жестоком обращении. Служба работает 24/7 и принимает обращения по всем вопросам, связанным с защитой прав детей, семьи и женщин.

Поделиться: