Строительный рынок испытывает серьезный дефицит рабочей силы. Летом из страны на родину уехали трудовые мигранты из Узбекистана, Кыргызстана и Таджикистана. Те, кто остался, сразу же взвинтили цены на услуги по ремонту и частному строительству.

Без дома и без работы

В феврале Ильяс Абдурахманов с двумя напарниками из Узбекистана взялись за строительство небольшого магазина. Через месяц, когда город вошел в режим строгого карантина, стройка остановилась. Закрылись строительные супермаркеты и рынки. Ильяс со своей бригадой остался без работы. Дома в Ташкенте у него жена и трое маленьких детей.

«Когда в городе закрылись все строительные рынки и супермаркеты, мы не могли ничего купить. А заранее ничего не приобрели. Вот сидели и проедали все, что заработали раньше. Какую-то часть отправили домой, остальное пришлось проедать. А что делать? Возвращаться домой мы не хотели, там тоже работы в самый карантин не было. Я регулярно приезжаю работать в Казахстан с 2001 года. Но такого никогда не было. Сидели на рисе и чае».

Без дома и без работы: на строительном рынке дефицит рабочей силы
Бригада Ильяса Абдурахманова на объекте

В марте, когда стало понятно, что ситуация с COVID, будет только ухудшаться и многие виды экономической деятельности, в том числе и строительство, были приостановлены, из Казахстана и России в сторону дома хлынул поток трудовых мигрантов. Все они вынуждены вернуться из-за отсутствия работы и средств к существованию. Тысячи узбеков и таджиков застряли на приграничных пропускных пунктах. 16 марта Узбекистан в одностороннем порядке закрыл границу для въезда и выезда. А в Казахстане был введен режим ЧП. Неделями узбекские и таджикские граждане не могли ни попасть на родину, ни вернуться обратно.

Без дома и без работы: на строительном рынке дефицит рабочей силы
Пограничный пункт «Жибек Жолы» в Туркестанской области.

Ильяс Абдурахманов решил никуда не ехать и переждать карантин в Алматы. Интуиция и опыт подсказали, что на родине экономическая ситуация будет такая же, как и здесь, если не хуже. Работы в Узбекистане не было и в лучшие времена. Именно поэтому он с 2001 года регулярно приезжает на заработки в Казахстан.

«Карантин в любом случае должен же когда-то закончиться. И тогда я подумал, что работы будет много, а конкуренции не будет, потому что все уехали. Мы же здесь общаемся между собой. Все мои земляки быстро собрались и уехали. Сначала на границе не могли пройти, а потом дома еще не смогли устроиться на работу. А здесь теперь много работы. Я даже телефон отключил. Люди звонят и звонят. Мы теперь и цену можем свою говорить. И все соглашаются. Ремонт у многих не закончен, кто-то начал строить дом и не достроил. Так что мы правильно поступили, что не уехали».

Он оказался прав и не прогадал. Сегодня рынок рабочей силы в Казахстане в целом, и в Алматы в частности, испытывает острый дефицит кадров. Если до введения ЧП на запрос в поиске строительных бригад появлялись сотни предложений, то сейчас свои услуги предлагают не больше десяти. А спрос на позиции разнорабочих от крупных строительных компаний увеличился в разы. Не найти «приезжих соседей» и на крупных продовольственных рынках Алматы. До карантина они брались за самую тяжелую работу грузчиков и тачечников.

COVID-19 привел к сокращению трудовых мигрантов в Казахстане. По данным FIDH, международной федерации по правам человека, в Казахстане в 2019 году работали 3 миллиона мигрантов из Узбекистана, Кыргызстана и Таджикистана. Из-за пандемии их число сократилось на 70%.

В теории рабочие места, ранее занятые иностранными гражданами могли занять местные кадры, но по факту этого не происходит. Мало кто хочет выполнять тяжелую работу за небольшие деньги без каких-либо перспектив роста. А бизнес не спешит менять отношение к низкоквалифицированной рабочей силе и надеется на скорую отмену ограничений.

Без дома и без работы: на строительном рынке дефицит рабочей силы
Ильяс Абдурахманов на работе

Ильяс Абдурахманов рассказывает, что и до карантина он и его земляки не стремились утроиться на работу в крупные строительные компании. Особенно те, кто строит жилье по госпрограммам. Он объясняет это невысокой зарплатой и частыми задержками с ее выплатой.

«Работать с частниками намного выгоднее. Сразу деньги получаешь, какой-то процент, и потом никто не тянет с выплатами. Что еще очень помогает – это жилье. Мы ведь здесь сразу и живем. Ночуем на объекте. Еду себе сами готовим. И расходов меньше. Все ребята оставляют себе небольшую часть, а весь основной заработок отправляем домой. А если бы дома работали, то надо было и на дорогу тратиться. И там куда-то сходить хочется. Тои разные, родственники, дни рождения. Расходов очень много. А здесь такого нет. Расходов дополнительных нет. Мы сюда зарабатывать приезжаем, а не транжирить».

Без дома и без работы: на строительном рынке дефицит рабочей силы

В месяц Ильяс Абдурахманов зарабатывает от 200 до 400 тысяч тенге. Все зависит от сезона и сложности объекта. Он со своей бригадой из двух человек берется за любую работу. Ремонт и строительство под ключ.

В отсутствии конкуренции цена их услуг выросла на 30% и теперь условия ставит не заказчик, а исполнитель. Возможно, ситуация изменится. С 9 декабря принято решение об открытии воздушного сообщения между Казахстаном и Узбекистаном два раза в неделю. И соседи в поисках работы вернутся на заработки.